Психология на пальцах, ч.2: Страх публичных выступлений

Напомню, что условия данных работ далеки от реальных терапевтических. Участницы телепроекта не чувствуют базовой безопасности, обеспечиваемой конфиденциальностью. Осложняет работу публичность, камеры, операторы и некоторый общий нарциссический вектор проекта. Но все-таки кое-что нам удалось. Съемочное время на проекте ограниченно 15-ю минутами на человека, из которых редактор телеканала оставил нам еще меньше, обрезав материал по своему усмотрению. Но все же давайте попробуем посмотреть и проанализировать данную мини-сессию:


Тема страха публичных выступлений уходит корнями во времена общинно-племенного строя. В то время, человек отвергнутый племенем был обречен на смерть. В наше время ситуация значительно изменилась, но ситуация коллективного отвержения группой значимых лиц, и сейчас может иметь весьма негативные последствия. И все-таки, когда кто-то жалуется на страх публичных выступлений, речь обычно идет не об адекватном, а о чрезмерном страхе, значительно превышающем реально возможные угрозы. Обычно этот страх присутствует у человека и в межличностном общении, но в значительно меньшей степени и человек его просто не замечает. А значит, неадекватный страх публики можно использовать как увеличительное стекло, позволяющее разглядеть свои сложности в межличностных отношениях. А работая над этими сложностями не только освободиться от страха публичных выступлений, но и существенно улучшить качество своих межличностных коммуникаций в целом.

Я постараюсь обозначить некоторые вопросы, в расчете что размышляя над ними читатель сможет найти ценные ответы касательно самого себя. Предположу и некоторые ответы, которые не обязательно имеют отношение к этой участнице, но частенько встречаются в моей практике.

Прежде всего, в глаза бросается некоторый диссонанс. Как человек боящийся публичности оказался в телепроекте? Дело в том, что часто, в глубине души, человека, казалось бы застенчивого, избегающего быть замеченным, живет сильная потребность как раз в обратном. То есть человек хочет быть замеченным! Но не просто замеченным таким какой он есть. У такого человека есть идеализированное представление о том, как именно это должно произойти и это представление может быть весьма претенциозным. И чем более велики претензии на свое совершенство в глазах других, тем страшнее такому человеку предъявляться в реальности. Ведь чем больше зрителей, тем больше шансов, что кто-нибудь да заметит мои изъяны и ограничения и сделает это явным для всех. То есть по сути человек боится, что его иллюзии о своем совершенстве разобьются в дребезги, после того как он предъявит себя перед большой аудиторией.

Другой аспект часто свойственный такому человеку – это глобализация своих изъянов. Обычно такой человек обладает каким-то свойством, особенностью или ограничением которое считает изъяном. Возможно, в каких-то ситуациях это так и есть, но в глазах этого человеку этот изъян приобретает катастрофические масштабы. Ему кажется, что если кто-либо это его свойство или ограничение заметит, то он точно будет отвергнут, а то и с позором изгнан из общества. В силу такой глобализации, человек обычно скрывает особенность, сочтенную изъяном, не только от других, но и от самого себя, дабы не испытывать ядовитого чувства стыда. Поскольку скрыть от самого себя ничего не возможно, поэтому «изъян» просто вытесняется из зоны осознавания.

В итоге, что мы имеем на поверхности осознавания? Страх предъявления перед большой аудиторией и некоторую, часто неосознаваемую, маску на лице и зажатость которую замечаю я, можете заметить вы и о которой позже говорит сама участница.

Но откуда берется тот самый стыд из страха пережить который, человек строит иллюзии своего совершенства, на поддержание которых уходит столько энергии? Появляется он из опыта реальных отношений, где кто-то когда-то реально стыдил или осуждал этого человека. Возможно впервые это было в раннем детстве, потом повторялось и возможно не раз. Человек мог забыть  конкретные эпизоды, но страх стыжения, осуждения или отвержения из за каких-то своих свойств или ограничений остался. И конечно же тот кто осуждал или стыдил имел какие-то свои ожидания и требования. Сейчас же требований у тех кто смотрит на нее может и не быть, но она проецирует их, так как будто к ней есть эти требования.

Пока человек не осознает что проецирует, он подменяет реальные отношения (где могут быть ожидания от него, а может их и нет) на придуманные им самим. Чтобы поддержать ее в осознавании этой собственной проекции я и сказал ей о своем впечатлении от ее предъявления со мной: «Как будто бы у тебя есть обязательства перед теми кто смотрит». Но пока она не осознает ни своего страха стыда, ни своих проекций, то на рациональном уровне она уверенно отвечает: «Да нет у меня никаких обязательств, видимо я сама по себе такая всегда»

Конечно для того, чтобы подобного рода осознавание могло состояться необходима конфиденциальная обстановка и близкие доверительные отношения в которых переживание стыда и осознание всего что с ним связано станет возможным.  На построение таких отношений с психологом  может уйти несколько встреч, а иногда не один десяток.

Но если даже представить, что участница осознает свои проекции ожиданий к себе, это в принципе не исключает того, что и в настоящем кто-то может предъявлять к ней какие-то свои требования. Когда-то в далеком прошлом, возможно она не могла позволить себе роскошь не считаться с чужими ожиданиями. Скажем лет в 5, будучи материально и эмоционально зависимой, довольно проблематично противопоставить себя, скажем, маме и не считаться с ее ожиданиями. Но в настоящем, она наверняка может обойтись без одобрения кого-то из телезрителей. И следующая моя фраза к ней о том, что она здесь как будто бы ради тех кто будет смотреть телепроект носит отчасти провокативный характер и эта провокация достигает своей цели. Участница, прислушавшись к себе и немного подумав, говорит: «Вообще-то я здесь ради себя, а не ради кого-то». Это очень важное осознание. Первый шаг сделан, но я не знаю, готова ли она пойти дальше и закрепить успех. Одно дело обнаружить свою индивидуальность и свой собственный интерес, другое дело иметь смелость заявить об этом другому человеку и, тем более, публике. Я пробую проверить это, предлагая участнице эксперимент: «Сказать на камеру: Я здесь ради себя». Заметно, что она волнуется, немного путает слова, быстро уводит взгляд от камеры, но все же делает это утверждение о своей самоценности. Признавая свою самоценность, она чувствует некоторый подъем духа. И очень важно, что это было произнесено именно в отношениях, как минимум в присутствии меня. Та же самая фраза произнесенная дома, наедине с собой, не имела бы данного эффекта. На этот Она заявила в моем присутствии о своей самоценности и не встретила от меня осуждения, стыжения или отвержения, а даже наоборот – поддержку. И на этот опыт, на эту маленькую победу, она уже сможет опираться в своих дальнейших отношениях с кем бы то ни было. Опираться не логически, а даже бессознательно, поскольку у нее в душе появилось или расширилось место, где она чувствует поддержку другого человека, когда утверждает свою самоценность.

Далее, участница, кусая губы, озвучивает свой привычный страх появляться на публике. При этом отмечает, что в кругу своих друзей, где ее любят, чувствует себя свободно. Это может косвенно указывать на то, что источник ее страха был в отношениях с какой-то авторитетной фигурой родителя, бабушки, дедушки, учительницы или т.п., а не из отношений с ровесниками. Хотя не исключено, что разница в ощущения определяется для нее размером и составом группы. Ведь чем больше незнакомых людей, тем сложнее становится контролировать их мнение о себе.

Некоторые в борьбе со страхом публичных выступлений, действительно выбирают путь развития навыков контроля. Они овладевают техниками публичных выступлений, много практикуют их навыки ношения масок и лицедейства совершенствуются и они чувствуют себя на публике достаточно уверенно. Правда при этом остается риск, что они так никогда и не обретут способность переживать подлинную близость, предъявляя себя в отношениях самим собой.

В завершение добавлю еще одну беседу уже с ведущей телепроекта, которая как мне кажется, тоже имеет отношение к теме.


Если вы нашли в этой статье что-то знакомое про себя, что вас беспокоит и хотите с этим разобраться, звоните, записывайтесь, поговорим наедине.

Comments